УВАГА! Допомогти Збройним Силам України можна, здійснивши переказ з платіжної картки за цим посиланням.

Зверевщиков: Две бутылки коньяка и четыре палки сухой колбасы — это было выше крыши

06.02.2014 00:00:009 просмотровАвтор: admin

15 февраля 2014 года в Украине будет отмечаться 25-летие вывода советских войск из Афганистана. О буднях войны, о героизме и маленьких радостях — в интервью с председателем Александрийской общественной организации воинов-интернационалистов «Солдаты в Афгане» Евгением Зверевщиковым.

Евгений Зверевщиков прошел Афган, Чернобыль и Нагорный Карабах

— Евгений Владимирович, если я не ошибаюсь, вы попали в Афганистан молодым лейтенантом по окончании военного училища. И были там дважды.

— Нет-нет, я один раз был в Афгане в 1985-1986 годах. И еще три месяца в 1991-м участвовал в событиях в Нагорном Карабахе.

— … и Чернобыле.

— Да, был на ЧАЭС в 1987 году.

— Вы обслуживали вертолеты. Что конкретно входило в ваши обязанности в Афганистане?

— Должность на то время у меня была техник по электронному и навигационному оборудованию. Было много секретных блоков, о которых я не распространяюсь.

— Это блоки непосредственно на борту вертолета?

— На борту, да. Одно из этих изделий отвечало за безопасность летного экипажа при атаках ракет типа «Стингер» и «Стрела-2м». Кто профессионал, те знают, о чем идет речь.

— То есть, на земле вы не сидели?

— Если ситуация мирная — все на земле сидят. А при боевых действиях техник летает в составе группы. Потому что необходимо вводить коды, обслуживать аппараты с грифом «секретно» и так далее.

— Приходилось участвовать в боевых ситуациях?

— Ну, понятно, что участвовал. В моем личном деле есть запись о награждении орденом «За службу Родине» третьей степени. Я был в восемнадцати операциях в составе эскадрильи.

— О чем думает человек, попавший под обстрел, что переживает?

— Я скажу словами настоящих мужчин: каким бы героем ты ни был, а жить охота. На борту есть своя особенность: ты думаешь не только о себе, а как выжить всему экипажу. Потому что ДШК (разновидность крупнокалиберного пулемета — Авт.) стреляет не по тебе одному, а по борту. Кто видел, что такое ДШК, особенно в темное время суток, — это сварка, трассу видно. И если резанет, загремят все. А не дай Бог под ЗГУ (разновидность зенитной пулеметной установки — Авт.) попасть, так это вообще кошмар — она разрезает вертолет как ножом, борт же дюралюминиевый.
— Броней вертолет не укрепляли?
— А где у него броня? Броня там смешная — 4-миллиметровка только где экипаж сидит, и все. Вертолет из обычного АКМ можно насквозь пробить.
«Я смотрю на своего друга на борту, а он белый, как комбинезон»
— Какие-то приметы, обереги, молитвы были, когда в мясорубку попадали?
— Да какие там обереги? Мамино домашнее благословение в дорогу — вот и весь оберег. Это сейчас есть крестики, маленькие иконки нательные. Раньше такое не разрешалось. Принял присягу — выполняй, защищай Родину.

— Вы часто писали письма домой? О чем?

— Писали, что все нормально, все хорошо. Естественно, я не писал про боевые операции. В основном: мама-папа, привет, все хорошо.
— О боях писать запрещалось или не хотелось волновать родных?
— Ну, во-первых, КГБ в то время не дремало. В каждом полку было по одному чекисту точно, а может и по три-четыре. Естественно, письма, особенно у бойцов, проверялись на 100 процентов. Личные фотографии, сделанные в Афгане, изымались. Да и вообще, какой смысл домой про операции писать, кого-то расстраивать.
— «Мажоры» — дети влиятельных родителей — в Афгане встречались? Или это был бедный и средний класс?
— Ну, почему же? Все, кто со мной служил, знают Сергея Ткаченко. У него мать в Москве курировала медицину, была заместителем какого-то важного здравотдела. А папа — полковник, инспектор Юго-Западного направления при генштабе Москвы. Он инспектировал Польшу, Венгрию и Германию. И Серега, допустим, мог «отмазаться» очень легко. Один телефонный звонок, и он не пошел бы в Афганистан. Но Серега пошел, а мать и отец узнали об этом аж через четыре месяца, как он уже был в Кабуле. То, представь, какое состояние было у родителей. И он добыл до конца достойно, вместе с нами.
— Такой поступок как можно назвать — патриотизм?
— Ой, не будем мы говорить «патриотизм», это слишком громко. Смотри, как было. В части — а мы по распределению попали в Германию — в красном уголке собирают 32 лейтенанта. Выступает замполит. «Так, товарищи лейтенанты. Вы тут все одного звания и примерно одного возраста. Идет война с Афганистаном, и вы должны понимать, какое значение придает этому наша партия. Вот вам по листочку каждому, ручка — пишите, что считаете нужным».
И вот как в этой ситуации себя вести? Если рядом сидит такой же лейтенант, как и ты, пишет добровольный рапорт с просьбой направить его на войну, то что ты будешь писать? Напишешь, что я не буду, потому что у меня «ветер боковой»? Из 32-х лейтенантов я не видел ни одного, кто написал отказ. Хотя там были пацаны, у которых родились дети.
И еще давай говорить вот о чем. Это сейчас мы про Афганистан много знаем. А тогда что? Цинки приходят, а как идет война, какие боевые потери, какая специфика службы — этого никто не знал.
— … пока не попробовал…
— Да. Прилетаешь туда, и попадаешь под первый обстрел. А он еще такой, что от звуковой волны вертолеты качаются. Вот тогда многое понимаешь. Я смотрю на своего друга на борту, а он белый, как комбинезон, а себя же не вижу. Хотя, наверное, такой же. И приходит понимание, что детство закончилось, и ты уже не «лейтенантик», а «офицер».
«Что дембель, что замена — по состоянию души одинаково»

Должность на то время у меня была техник по электронному и
навигационному оборудованию. Было много секретных блоков,
о которых я не распространяюсь

— Что вам присылали родные в посылках, или туда посылки не ходили?

— О-о-о, посылки приходили. Допустим, мать Сереги Ткаченко присылала импортные медикаменты и для него, и для нас. А когда он старшим лейтенантом стал, пришло две бутылки коньяка, четыре палки сухой копченой колбасы и старлейские погоны. Так это было выше крыши. Это было лучше, чем если бы, допустим, прислали конфеты, магнитофон или телевизор.

— А как пропустили коньяк? Посылки не шмонали?
— Ну, его конечно изъяли бы, но это был спецрейс с полковником или генералом, который ехал курировать Афганистан. Поэтому все из рук в руки было, два полковника посылку принесли.
— А вообще, в Афганистане спиртное приобрести было можно?
— Оно было, конечно же. В 85-м году в Кабуле можно было купить водку за 25 чеков, без проблем.
— И покупали?
— Покупали, а как же. Если ордена присваивали, день рождения, смерть друга.
— Чем же тогда коньяк так обрадовал?
— А потому что из Москвы он был, из дому, с Родины. Не афганская моча какая-то.
— О чем мечтали? Вот, вернусь домой, и… Что и…?

— Вот домой вернуться и мечтали. Над кроватями было написано: «До замены осталось столько-то дней». В мирной армии пишут: до дембеля осталось, а у нас: до замены осталось. Что дембель, что замена — по состоянию души одинаково. И кстати, был у нас однополчанин, осталось у него на этой табличке 15 дней, и он погиб. Две недели до дома не хватило, сбили вертолет. Достойно воевал, и ни о чем не думал. Знал, что это надо — и вперед.

«Такие люди, как Зварич, — это крысы, и пошли бы они подальше»
— Существует ли на самом деле так называемый «афганский синдром», когда люди после войны не могли себя найти, спивались, становились наркоманами? Или это выдумка?

— Это было, было. Я, если можно, скажу словами Героя Украины, председателя Украинского союза ветеранов Афганистана Сергея Васильевича Червонопиского. Он сказал, что мы сейчас, в мирное время, в 10 раз больше похоронили бойцов, чем потеряли за 10 лет афганской войны. Вот, во многом это относится к «синдрому». То есть, парни вернулись, и не найдя себя, сели на стакан, на иглу, вошли в какие-то криминальные формирования. Нарушенная войной психика от этого еще больше усугубилась. А особенно у тех, кто попал в места заключения. Нормальным оттуда не вышел ни один афганец. Пусть мне покажут хоть одного, я лично его обниму и поцелую, но этого нет.

— У человека, прошедшего войну, наверное, достаточно мудрости понять, кто есть кто. Кого вы поддерживаете в сегодняшнем майданном противостоянии?
— Не хочу отвечать, у нас договоренность, что мы этого не комментируем.
— С кем договоренность?
— Ну, как с кем? Мы — Александрийский филиал Украинского союза ветеранов Афганистана. И наш лидер Червонопиский четко сказал: нейтралитет, мы за мир, мы аполитичны. И, кстати, мы не одобряем ситуацию, что часть афганцев находится в нейтралитете, а часть своевольно, с нашей символикой начинает с кем-то дружить. Да, у нас не у всех взгляды одинаковые, но есть афганская дружба, солидарность, один общий кулак, который должен придерживаться дисциплины.

— Чего, по-вашему, сегодня не хватает нашему обществу? Что мешает людям быть счастливыми?

    — Ох, даже не скажу (задумался). Ну, коррупция, наверное. Хотя я не стал бы выделять конкретно Украину. Что, в России нет коррупции? Везде она есть, хотя в Европе не в таких масштабах, конечно. Допустим, я на таможне поляку предложу 100 евро взятки, он не возьмет, проверено. В то же время у нас у судьи Зварича находят в кабинете почти 2 миллиона долларов, и он рассказывает, что это традиции такие украинские — засевать на праздник. Такие люди, как Зварич, — это крысы, и пошли бы они подальше.
    И еще, я сколько раз в чужих странах был, кругом тебе помощь окажут, хотя в первый раз видят. Человека посадить в свою машину, подвезти 30 километров, и высадить возле дверей гостиницы, чтобы он ее не искал, — для них не вопрос. А я еду и думаю об этом иностранце: вдруг ты приедешь в Украину и потеряешься… не приезжай в Украину, брат… тебе или никто не поможет, или помогут за такие шальные деньги, что ты умрешь на месте.
    Написано для газеты «Взаимопомощь».

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Загрузка...
    поделитьсяподелитьсяподелитьсяподелиться

    Подпишись на наш Facebook

    Только самое важное и интересное

    Подписаться

    Оставить комментарий

      Подписаться  
    Уведомление о
    Народные новости
    В Александрии возле «Вербовой Лозы» вырубают деревья
    В Александрии возле «Вербовой Лозы» вырубают деревья (ФОТО)
    06.01.20225220 просмотров

    В Александрии житель города во время съемок с квадрокоптера на […]

    В Александрии ветка упала на забор 2-ой школы и сломала его
    В Александрии ветка упала на забор 2-ой школы и сломала его
    02.09.20212414 просмотров

    Сегодня, 2 сентября, из-за сильного ветра ветка дерева упала на […]

    По Кременчугской улице 2 дня из-под земли течет вода. Водоканал не реагирует
    По Кременчугской улице 2 дня из-под земли течет вода. Водоканал не реагирует
    09.10.20204690 просмотров

    По Кременчугской улице, в районе конечной остановки 5-го маршрута второй […]

    Добавить новость
    Отзывы
    Семейный врач Турта Лариса Борисовна
    Семейный врач Турта Лариса Борисовна
        
    Невихована людина, некомпетентний лікар. Сто разів...
    Семейный врач Миллер Виктория Викторовна
    Семейный врач Миллер Виктория Викторовна
        
    И все таки оказалась какая. Угробила моего брата...
    Главврач центра скорой помощи Гирнык Александр Николаевич
    Семейный врач Шкиря Михаил Александрович
        
    Такі лікарі існують лише для того, щоб видавати до...
    Семейный врач Харченко Нина Владимировна
    Семейный врач Харченко Нина Владимировна
        
    С порядочностью проблема. База знаний устарела.Одн...
    Семейный врач Похватюк Анна Александровна
    Семейный врач Похватюк Анна Александровна
        
    Чудова людина.Був вражений людськими якостями,відн...

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: